Экономика зрелости Как сохранить сильную экономику при сокращающемся и стареющем населении: опыт Японии

В сентябре 2018 года по приглашению АНО «Японский центр» в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге выступал с лекцией известный японский социолог, старший экономист Японского Института исследований Косукэ Мотани. Господин Мотани специализируется на вопросах старения населения и активизации экономики регионов. Япония стала первой страной в мире, которая столкнулась с проблемой старения и сокращения населения. Но решения, которые нашли власти и бизнес страны, позволяют Японии оставаться в числе стран с наиболее развитой экономикой.

Неутешительная статистика

При общей численности населения Японии 126 млн. человек, по итогам 2017 года почти в 2 раза сократилось количество детей в возрасте до 14 лет по сравнению с 1980 годом (15,5 млн. против 28 млн.). На 12%, по сравнению с 1995 годом, сократилось количество людей в возрасте от 15 до 64 лет (76 млн. человек против 87 млн.). При этом почти в четыре раза, по сравнению с 1975 годом, возросло количество населения в возрасте от 65 лет и старше (35 млн. человек против 9 млн.).

Демографические тенденции Японии - ИАПН

На фоне общей тенденции сокращения населения (демографическим пиком были 2005-2010 годы с населением 128 млн. человек) происходит перераспределение возрастного состава жителей в пользу так называемого «зрелого» населения.

Фонд народонаселения ООН прогнозирует, что к 2045 году при общем населении Японии 103 млн. человек количество людей в возрасте от 65 лет и старше составит 39 млн., от 15 до 64 лет – 54 млн., а от 0 до 14 лет – 10 млн. То есть соотношение активного трудоспособного населения к числу детей и условных «пенсионеров» составит 1:1. На сегодняшний день такое соотношение 1,5:1, а в 2000 году было 2,2:1.

Тенденция сокращения численности и увеличения количества зрелого населения наблюдается во всем мире, просто Япония столкнулась с этим раньше. Если до 2010 года демографическая ситуация в мире выглядела таким образом, что количество детей в возрасте до 14 лет превышало количество зрелого населения (65+), то уже сейчас мы наблюдаем обратную тенденцию, где-то раньше, где-то позже.

В Японии уже в 2000 году количество пожилых людей на 4 млн. превысило количество детей до 14 лет, и дальше этот разрыв только увеличивается (в настоящий момент более чем в 2 раза: на 16 млн. детей – 34 млн. «пенсионеров»). В Европе количество людей 65+ превысило количество детей в 2005 году (на 2 млн. человек), в настоящий момент разрыв составляет примерно 20 млн., несмотря на миграционную политику Евросоюза.

В России, Китае и США детей пока еще больше, чем пожилых людей, но не за счет высокой рождаемости, а за счет низкой продолжительности жизни и труднодоступности хорошей медицины. Но даже с учетом этого, по прогнозам ООН, в России к 2030 году количество людей пожилого возраста будет на 3 млн. превышать количество детей до 14 лет. То же самое и в Китае: несмотря на отмену запрета иметь больше одного ребенка в семье, там отмечается сокращение рождаемости, и к 2030 году количество людей 65+ будет превышать количество детей на 24 млн. человек. А в США уже к 2025 году количество людей 65+ превысит количество детей на 1 млн. человек. Эти тенденции касаются и Индии, и стран Ближнего Востока. Исключением пока являются страны Африки и Латинской Америки. И далее тенденция увеличения зрелого населения будет нарастать во всех странах мира.

Безусловно, в этом есть и большой положительный момент – люди стали жить дольше. Причем, во всем мире. Если сравнить Японию и Россию, в 1975 году в Японии проживало 9 млн. человек в возрасте от 65 лет и старше, в России – 12 млн. В 2015 в Японии население зрелого возраста составило уже 34 млн., в России – всего лишь 19 млн., но общая тенденция налицо, только в России – более медленными темпами, чем в Японии.

Демография как вызов экономике и «стратегия ниндзя»

С тех пор как население в Японии начало сокращаться и стареть, первое, с чем столкнулась страна – нехватка рабочих рук. Самое очевидное, что сделали собственники предприятий — перенесли производство в Китай, и это было выгодно вплоть до 2013 года. Но в Китае тоже наметилась тенденция к сокращению трудоспособного населения и, как следствие, удорожанию рабочей силы. Выход, который нашли японцы – постепенный перенос производств обратно в Японию и их роботизация.

Кстати, в Германии тоже наблюдается дефицит рабочих рук, и власти сперва начали привлекать мигрантов из Восточной Европы, но кардинально преломить ситуацию не удалось. Тогда они попытались решить проблему за счет роботизации производств и мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока. Но столкнулись с тем, что мигранты отказываются перенимать «европейские ценности» и воспитывают детей в своей культуре, что вызывает недовольство коренного населения и отражается в криминальных сводках.

В Японии же нет статистически значимого миграционного процесса: ни в страну, ни из страны. Поэтому бизнес, чтобы сделать свои товары конкурентоспособными на мировом рынке, начал расширять роботизированное производство.

Более того, поняв, что выгоднее торговать не готовыми товарами, а технологиями, Япония не только стала лидером в поставках роботизированной техники по всему миру, но и переориентировала свой экспорт с сектора b2c на сектор b2b, то есть с товаров для конечного потребителя на технологии для бизнеса. Реализовав таким образом «скрытую стратегию ниндзя»: нет смысла тратить деньги на внедрение своих брендов в массы, если ни один мировой бренд не обходится без японских технологий.

Город Токио - Информационное Агентство Промышленных Новостей
Фото: Евгений Яблоков

Вся «электронная начинка» телефонов, автомобилей, телевизоров и другой сложной техники большинства мировых брендов производится в Японии. И за счет этого конкурентного преимущества стране удалось сохранить положительный торговый баланс со многими странами мира.

Как ни парадоксально, только после того, как страна вошла в стадию сокращения роста населения, начался резкий рост экспорта.

Формирование внутреннего спроса

Демографическая зрелость населения Японии вызывает еще одну, на первый взгляд парадоксальную, но, по сути, вполне закономерную тенденцию: сокращение экономически активного населения приводит не к снижению производства, а снижению потребления. Так как Япония занимает первое место в мире по механизации промышленности, то сокращение рабочих мест не приводит к спаду производства. Но снижается объем продаж товаров, «завязанных» на потребительскую активность: автомобили, бытовая техника, мебель, одежда и пр. И это вызывает дефляционные процессы в японской экономике, причем, падают в цене даже те товары, по которым не отмечается спад спроса (например, продукты питания).

При этом нельзя сказать, что у среднестатистического японца нет денег на то, чтобы приобретать новую мебель, технику или раз в 5-7 лет менять автомобиль. Более того, часть пожилого населения имеет достаточно большие накопления. Но те, кому есть что тратить, предпочитают и дальше копить до конца своих дней. Более активное в потребительском плане молодое поколение вроде и радо бы тратить деньги, но у него их нет.

Поэтому задача, которая стоит перед экономикой страны для активации внутреннего спроса – это, с одной стороны, стимулировать пожилое население тратить деньги на себя при жизни (а не оставлять в наследство), а с другой – стимулировать их делиться своими накоплениями с детьми и внуками, которые активнее в плане расходов.

Было проведено еще одно исследование, которое не только подтвердило аксиому, что женщины тратят деньги активнее, чем мужчины, но и привело убедительные аргументы в пользу того, что для экономики полезнее женская занятость, в том числе, увеличение количества женщин на руководящих постах. Чем больше женщины зарабатывают, тем больше денег находится в обороте в экономике страны. Сейчас программа по стимулированию деловой активности женщин осуществляется на государственном уровне, что вызывает определенное недовольство населения, так как традиционно женщины в Японии занимались домом и детьми. С другой стороны, в 2015 году лишь 8% женщин в Японии занимали позиции топ-менеджера в корпоративном и государственном секторе, тогда как в России – 45% (исследование Grant Thornton International).

Одной из главных задач правительство Японии на протяжении последних десятилетий видит в стимулировании экономической активности регионов. Этому способствует развитие регионального туризма: как внутреннего, так и внешнего.

Резкое увеличение внешнего туризма в Японию началось с 2012 года, через год после трагедии на Фукусиме в 2011 году, и далее этот поток продолжает расти, хотя на протяжении десятилетия до 2011 года «топтался на месте». Новостные репортажи по всем информационным каналам мира, показывающие, с каким мужеством и достоинством японцы восстанавливали страну после разрушительного цунами и аварии на ядерном реакторе, послужили лучшей рекламой.

Одной из эффективных мер стимуляции внешнего туризма стала визовая политика страны. Гражданам более чем 60 стран не требуется виза для посещения Японии сроком до 3 месяцев.

Существенно облегчен визовый режим и с Россией: для наших граждан туристическая виза в Японию бесплатна, оплачивается лишь консульский сбор, но и он в 2018 году берется только за срочные визы. Также ведутся переговоры об отмене виз между странами.

Меры, предпринятые региональными властями Японии в сотрудничестве с собственниками туристической инфраструктуры, привели к росту регионального туризма. Например, небольшой город Кавагоэ на северо-западе от Токио с населением 350 тыс. в 2017 году посетило более 6,5 млн. туристов. Из них порядка 500-800 тыс. приходится на пару дней в октябре, когда в городе проходит традиционный театрализованный фестиваль.

Но если изначально стояла задача в увеличении числа туристов, посетивших регион (внутренних или внешних), то сейчас регионы «сражаются» за увеличение срока пребывания путешественника и «средней суммы чека», оставленной в регионе. Это увеличивает доход местного бизнеса и региона в целом.

Чтобы деньги не утекали из региона, местные власти, совместно с предпринимателями, создают инфраструктуру для продажи только той продукции, которая производится в данной местности. Потребление внутри региона развивает местное производство, поэтому борьба идет за каждые полпроцента роста доли от продаж, оставшихся в регионе.

Надежды на лучшее

Несмотря на объективные демографические и экономические сложности, в свое будущее японцы глядят с оптимизмом. Вопреки предположениям, что снижение численности населения ослабит потенциал страны, превратив Японию в страну третьего мира, социологи просчитали, что в регионах, где прекратился рост пожилых людей, будет наблюдаться рост детского населения. При этом в развитых странах Запада, следуя общемировому тренду, численность пожилого населения станет выше, чем в Японии. Более того, рост численности пожилого населения в Японии прекратится раньше, чем в других странах мира. А увеличения расходов на медицинское страхование удастся избежать благодаря культуре питания и физической нагрузки японцев, что делает пожилых людей этой страны самыми здоровыми в мире.

Сокращение населения также должно привести к повышению уровня обеспечения энергией и продовольствием. Япония – страна с самыми высокими расходами населения на коммунальные услуги. Особенно после катастрофы на АЭС Фукусима, после которой были остановлены практически все 17 АЭС страны. Если до 2011 года 30% электроэнергии вырабатывалось на атомных электростанциях, то в 2017 году – менее 4%. И страна вынуждена использовать альтернативные (и более дорогие) источники энергии.

Рост конкурентоспособности товаров обеспечит механизация производств. При этом сохранение внутреннего спроса возможно за счет увеличения зарплат, которые почти 30 лет, с начала 90-х, остаются примерно на одном уровне.

Таким образом, став первой страной в мире, которая столкнулась с демографическими трудностями, и пережив техногенную катастрофу, Япония подает пример остальным странам, как, используя ограниченные человеческие и природные ресурсы, сохранить свою экономику в числе лидирующих.

Японский путь развития экономики – производство и продажа высокотехнологичных товаров. Но и здесь не приходится расслабляться: страны Азии (Тайвань, Сингапур, Южная Корея, Китай) активно «наступают на пятки», предлагая пусть менее технологичную, но более дешевую продукцию. Сможет ли Япония сохранить рынок, покажет время, но сами японцы в этом не сомневаются.


Поделиться в соцсетях: